Льюис Кэрролл: сказочник и фотограф

Таланты Льюиса Кэрролла отнюдь не ограничивались только литературой. Он был еще и математиком, который в течение четверти века читал лекции в Оксфорде, и дьяконом англиканской церкви. Но мало кто знает, что Льюис Кэрролл был еще и фотографом.

Льюис Кэрролл и Алиса Лидделл

 

Он занимался фотографией самозабвенно и достиг больших успехов в этом искусстве. И это во времена, когда любительская фотография только зарождалась и была определенному признаку странности. Ведь в те годы такое увлечение требовало от фотографа-любителя немалых усилий, чем сегодня нуждается профессиональная фотосъемка. Он увлекся этим в 1856 году, когда его друг объяснил ему мокрый колодионний процесс. 

 

 

Льюис Кэрролл стал первым из портретистов, кто привнес в фотографию естественность и непринужденность. В снимках Кэрролла-фотографа отображается его собственный взгляд на красоту, - он видел ее в непосредственных и искренних маленьких детях, с которыми дружил и для которых писал. 

 

Как ни странно, но интерес к фотографии у Льюиса Кэрролла был вызван избытком свободного времени и нехваткой занятий. В 1856 году, уже будучи преподавателем Оксфорда, он пишет в своем дневнике: « Написал дяде Скеффингтону письмо с просьбой достать мне фотоаппарат, потому что хочу найти себе занятие, кроме чтения и письменного творчества ... ». И весной того же года он, вместе со коллегой и тоже фотографом-любителем Реджинальдом Саут, поехал в Лондон и приобрел таки фотоаппарат. Куплена камера обошлась в 15 фунтов - весьма серьезная сумма для молодого преподавателя. К тому же, нужны были разные, уже забытые ныне аксессуары - ванночки, колбы, мензурки, а также магний для вспышки и самые разнообразные реагенты для проявки и фиксации.
Да и сам фотоаппарат был отнюдь не мал и не мог использоваться без специальной треноги. В общем, «единственная забава», как сам Кэрролл это называл, требовала известного самоотречения.

Тем не менее, Льюис Кэрролл занимался фотографией двадцать четыре года! Он сумел довести до белого каления всех своих многочисленных друзей, поскольку, по воспоминаниям, скромный и застенчивый в обычной жизни, Льюис превращался в совершенно невыносимую человека, стоило лишь ему взять в руки фотоаппарат, - настолько он был одержим своим увлечениям. Но это благодаря этому увлечению, он оставил для потомков множество великолепных фотографий, которые и сегодня выглядят очень достойно, хотя это были романтические годы фотографии, когда правила и художественные решения формировались в основном практикой.

Специализировался Льюис Кэролл на портретной фотографии, причем предпочитал использовать в качестве моделей известных персонажей (он даже пытался получить разрешение сфотографировать королеву Викторию) или детей. За четверть века девочек-моделей было много, но самой известной, конечно же, является Лидделл - та самая, что стала прототипом Алисы из главной книги Льюиса Кэрролла. 

Алиса Лидделл на снимках Льюиса Кэрролла (1860)

Алиса была дочерью одного из деканов Оксфордского университета Генри Лидделла, с которым Кэрролл познакомился также в 1856 году. На тот момент Алисе было 4 года, и она была четвертой из пяти детей Лидделла. Вскоре Льюис Кэрролл стал другом семьи, а Алиса начала появляться на его снимках, потому что была от природы непринужденной и артистической одновременно. 

Алиса Лидделл в образе нищенки (1858)

 

Сама она потом вспоминала: «Гораздо интереснее, чем фотографироваться, было получить допуск в темную комнату и смотреть, как он проявляет большие стеклянные пластины». Для ребенка это выглядело настоящим волшебством. 

 

За годы творчества Льюис Кэрролл смог стать одним из выдающихся фотографов своего поколения, не первым привнося в портретную фотографию (особенно в детские портреты) естественность, непринужденность и бытовые сюжеты. Это было не так-то просто, ведь тогдашняя фототехника допускала только длинные выдержки, поэтому нужно было убедить ребенка замереть в непринужденной позе на 15-20 секунд. Весьма нетривиальная задача. Но результат, судя по сохранившимся снимков, того стоил. Льюис Кэрролл был признан лучшим детским фотографом 19 века.  

Для своих съемок он оборудовал в Оксфорде специальную полностью застекленную студию, которая находилась на крыше здания деканата. Дети оксфордской профессуры обожали проводить время в его студии. Для них она была настоящим раем и чудом, в котором жили куклы, медведи, лягушки, кролики, мыши, которые прыгали, летали, хлопали крыльями. А еще здесь были музыкальные шкатулки, кривое зеркало, шарманки, которые выдавали странные звуки. Словом это была комната чудес. Здесь разыгрывались бесконечные трюки, а каждый визит сопровождался неожиданными сюрпризами. Льюис Кэрролл любил сказку и сказочную атмосферу, она вдохновляла его на импровизацию.  

Кэрролл-фотограф уделял особенно много внимания композиции. Никакой случайности, ни импровизации, все продумывалось до мелочей, особенно расположение рук. Его фотографии больше похожи на иконы, где тоже нет ничего лишнего и все продумано. По этой же причине Кэрролл предпочитает фотографировать свою модель в полный рост: так она казалась ему более выразительной.  

Льюис посвятил фототворчеству почти четверть века, но в 1880 году он вдруг полностью прекратил снимать. Почему так произошло, - точно не известно и по сей день. Возможно, потому, что на смену мокрому коллодионный процесса пришел сухой, а Кэрролл считал его нехудожественной. С фотографии пошла магия сказки, когда фотографирование превратилось в нечто механическое, - из нее ушли недвижимость, молчание и остановка времени, пошла магия процесса.  

Восемнадцать лет спустя, в 1898 году он умер, а все сделанные им детские портреты, по завещанию, были розданы семьям моделей.

Льюис Кэрролл создал захватывающую галерею портретов друзей и родных, оксфордских коллег, ученых, прерафаэлитов, разного рода знаменитостей, но прежде всего - детей, тех благополучных детей состоятельного круга, откуда вышла и всеми любимая Алиса.

А в Киевской Школе Фотографии, кстати, является курс « Психология портрета », где можно приобрести практические навыки съемки, уверенности в себе и, самое главное, научиться гораздо лучше понимать людей.